2 ноября 2016 года Президент РФ Владимир Путин встретился с главой Росфинмониторинга Юрием Чиханчиным.

В.Путин: Юрий Анатольевич, мы вчера отмечали 15-летие службы. Хочу поздравить всех сотрудников. Но мы договорились, что Вы еще поподробнее расскажете о результатах работы ведомства.

Ю. Чиханчин: Спасибо большое, Владимир Владимирович, за поздравление. Мы вчера действительно собирались с коллективом, посмотрели Ваше обращение, это был подарок и оценка нашей деятельности.

Если немного вернуться в историю, наверное, 15 лет назад мы не думали, что нам удастся достичь таких результатов. Вы помните, что тогда страна находилась в черном списке, дважды была попытка принять закон, он не прошел сначала Совет Федерации, потом Президент наложил вето. Действительно, было такое, что часть международных контрактов была отменена, нам не разрешали проводить операции, ряд чиновников был даже арестован в тот момент. Но я хочу сказать, что всё удалось поправить.

В.Путин: Это очень показательная цифра на 15 июня 2006 года: под контролем организованной преступности находилось 50 процентов частных предприятий, 60 процентов государственных предприятий и 80 процентов банков.

Ю.Чиханчин: Это из отчета международного сообщества, когда нас загоняли в черный список. Да, действительно, всё это было.

Сегодня мы, конечно, полностью поправили ситуацию. Сегодня мы вышли на те стандарты, которые требует FATF. Мы сегодня активные члены всех международных организаций, которые занимаются вопросами противодействия отмыванию денег, финансированию терроризма.

Нам удалось помочь нашим соседям из евразийской группы, центрально-азиатским странам создать такие же системы. И фактически мы создали пояс финансовой безопасности.

Мы активно работаем по наркотикам, наши требования сегодня отмечены на площадке ООН, работаем по ИГИЛовской теме, создали антиИГИЛовскую группу – это международные площадки.

Нам удалось многое сделать для повышения финансовой грамотности населения. Я могу сказать, что почти 10 тысяч российских участников обучены из тех, кто занимается непосредственно банковской сферой, правоохранительные органы. Мы обучаем иностранцев, даже из таких стран, как Перу, Афганистан, Аргентина, Монголия.

Мы создали Сетевой институт, который объединяет более 20 институтов не только российских, но и за рубежом, где есть наши кафедры, готовим студентов. В настоящее время 200 человек только иностранцев у нас обучается.

Межведомственные комиссии различные заработали, в которых мы работаем, их более 30. Это правительственные комиссии, которые дают нам возможность применять законодательство и добиваться конкретных результатов.

Если посмотреть по динамике, то можно сказать, что количество, конечно, финансовых институтов, которые были в 2000 году, у нас сократилось (это как раз говорит о законопослушности), и увеличилось количество предоставляемой информации. Это тоже говорит как раз о законопослушности, и нам это удалось.

На сегодняшний день мы создали для лучшего качества работы с финансовыми организациями так называемый «Личный кабинет», который показывает, насколько законопослушно предприятие по ряду показателей, порядка двух десятков показателей. Мы решили несколько вопросов. Первое – мы наладили с ними информационное взаимодействие, а во?вторых, мы, самое главное, сделали систему антикоррупционных отношений. То есть мы оторвали «проверяльщиков» от проверяемых организаций и дистанционно видим, если есть [нарушение] – мы подаем сигнал, они исправляют ситуацию.

Мы создали совет комплаенсов, где основные представители банков как раз с нами прорабатывают риски. Есть несколько диаграмм, они как раз говорят о том, что те права, которые мы дали банкам, самостоятельно приостанавливать операции, если они выглядят сомнительно, – только в этом году более 500 тысяч приостановлено операций, закрыто счетов. Это говорит о том, что банки начинают очищаться от теневых схем, очищаться от фирм-однодневок.

Конечно, растет и количество финансовых расследований. Здесь динамика есть: мы проводим порядка до 40 000 финансовых расследований в год, растет и количество уголовных дел по нашим материалам. Но мы считаем, что все-таки наша задача основная не завести уголовные дела, а предотвратить преступления.

Безусловно, здесь, в первую очередь, хорошо сработал тот закон о гособоронзаказе, о котором мы говорили, система контроля за денежными средствами. И только первичный анализ показывает, что в этом году порядка 20 миллиардов сохранено. Взяты под особый контроль ряд направлений, основные стратегические объекты, скажем, Керченский мост, чемпионат мира по футболу. Совместно с казначейством мы внедряем систему контроля.

Очень активно работа продолжается и по вопросу, связанному с терроризмом. Здесь мы совместно с ФСБ в первую очередь, с МВД, отладили механизм, позволяющий выявлять среди операций лиц, имеющих отношение к террористической деятельности. Тех, кто осужден и попадает в перечень, мы контролируем.

Если говорить кратко о наших результатах, то только за последние два года, когда мы взяли под контроль непосредственно бюджетные финансовые потоки, сохранено в общей сложности порядка 225 миллиардов бюджетных средств. Объем средств, которые возвратили государству в ходе всех уголовных дел и финансовых расследований, – почти 300 миллиардов. И объем пресеченных незаконных операций – это порядка 90 миллиардов. И где-то примерно 250 миллиардов банки сами отстаивают. Цифры говорят очень наглядно.

Сегодня выстроена хорошая система, которая позволяет выявлять картельные сговоры. Выявлено порядка 90 компаний на общую сумму порядка 3,5 миллиарда. С Казначейством работа ведется. Только с налоговыми службами разрушено схем на сумму порядка 25 миллиардов.

На сегодняшний день – на последнем пленарном заседании ФАТФ обратила внимание, по нашему мнению тоже, – три основные угрозы. Первое – это трансграничные переводы, в первую очередь где появляются преступные доходы. Это как раз скандал с «панамским досье». Второе – это проблема финансирования терроризма. И третье – это новые технологии финансовых расчетов, это биткоины и всё прочее. Есть очень много. Вот это основные направления, по которым ведем работу.

В.Путин: Спасибо.